В европейской рекламе отменяют секс

В европейской рекламе отменяют секс

В Европе набирает обороты новый вид цензуры. Теперь под ударом не только образ традиционной семьи, но и женская сексуальность, а также «гендерные стереотипы, навязываемые детям». По размаху эта цензура обещает превзойти оруэлловскую «полицию мысли», и ее не случайно сравнивают с шариатом и социальной инженерией Третьего Рейха.
Британский регулятор рекламы ASA (Advertising Standards Authority) выпустил доклад о борьбе с гендерными стереотипами. Это не просто манифест политкорректности, а руководство к действию. Уже в 2018 году положения доклада «Образы, восприятие, вред» будут воплощены в жизнь, после чего британскую нацию ждет много интересного.
В частности, регулятор будет истреблять в рекламе любые намеки на гендерное неравноправие. Например, игрушечные винтовки нельзя будет продвигать как игрушки для мальчиков, а кукол в розовых платьях – как игрушки для девочек. ASA вообще советует маркетологам «переосмыслить розовое», так как женщин этот цвет «унижает», а мужчин наоборот может вдохновить и простимулировать.

Запрещено будет показывать, что семья бездельничает, а мама на всех готовит и за всеми убирает. Нельзя будет и подшучивать над мужчинами, если они не справляются с обязанностями по дому.
Шутки британский регулятор в принципе пугают. На специальных семинарах функционеры ASA выяснили, что юмор в рекламе «закрепляет и нормализует гендерные стереотипы». Посему категорически запрещены насмешки над теми людьми, кто этим стереотипам не соответствуют. Например, озабоченность регулятора вызвала реклама, в которой здоровый бугай признавался, что ароматические свечи помогают ему «справляться со своей тревожностью».
Нельзя будет противопоставлять мужские занятия женским. Запрещено будет шутить на тему того, что женщины любят шопинг, а мужчины – футбол. Изображение традиционной семьи в рекламе пока не отменено, но ASA настоятельно советует заменять его изображениями семьи более современной – с папой и мамой одного пола, например.
Особенно жестко регулятор обещает бороться с «объективацией» и «сексуализацией» женского тела. Активисты из движений за мужские права, правда, отмечают, что в современной рекламе мужское тело тоже активно сексуализируют, однако их замечания учтены не были. Изображать мужчин одетыми только в плавки и капли парфюма пока что можно, с женщинами-моделями гораздо сложнее – они не должны быть «излишне сексуальными», иначе их прекрасные тела вгонят в депрессию менее фигуристых зрительниц, и ASA придется такую рекламу запретить.
В целом признано необходимым решительно пересмотреть сексуальные роли женщин и мужчин. Бдительные эксперты-феминистки заметили, что в рекламе, например, парфюмов мужчины постоянно играют роль соблазнителей, а женщины изображают из себя покорных одалисок. С 2018 года все будет ровно наоборот, ASA проследит за этим.
Масштаб затеи поражает воображение, если вспомнить о том, что сегодня ASA контролирует практически всю визуальную рекламу в Британии – постеры, биллборды, печатную прессу, все рекламные ролики в кино и на ТВ, необъятный рынок интернет-рекламы. То есть, гендерную нейтральность будет навязывать обывателю буквально каждый экран.
Регулятор был создан в 1962 году просто для того, чтобы следить за достоверностью рекламных объявлений. Но в 2009-м во главе ASA стал Гай Паркер, и рекламный рынок Британии затрясло. В то время, пока рекламные бюджеты сокращались, а агентства разорялись, регулятор пересматривал правила рекламы для детей, вводил понятие экологически ответственной рекламы и ставил под контроль до тех пор свободную интернет-рекламу.
Из контролера, следящего за соответствием между товаром и информацией о нем (например, чтобы по ТВ не крутили ролики с шампунями, якобы излечивающими от рака), ASA превратилось в мощный орган современной цензуры. Под ним оказалось и телевидение, и интернет, и вся печатная продукция. А Гай Паркер принялся форматировать весь этот поток образов под свои левые убеждения.
Довольно быстро он нашел своих естественных союзников. В последние годы настоящую войну с «объективацией» женского тела в рекламе развернули феминистки. Завидев на любом плакате красивую модель, они писали жалобы регулятору: девушка, мол, слишком истощенная или слишком раздетая или слишком отфотошопленная. Она внушает обычным женщинам комплекс неполноценности и ее нужно срочно запретить.
Раньше ASA не обращало внимания на такие жалобы. Но Паркер рассматривал их на полном серьезе, ведь они давали ему повод к ужесточению контроля. Новейший доклад ASA основан на более чем 1300 подобных заявлениях.
Совместными усилиями феминистки и ASA десексуализировали британскую рекламу и прессу всего за несколько лет. Мужские журналы в супермаркетах стали закрывать непрозрачными обложками, а правоконсервативного медиамагната Руперта Мердока заставили убрать из таблоида The Sun знаменитую третью страницу с моделями топлесс. Эта страница была первым и, возможно, любимым его детищем, когда Мердок только купил эту газету полвека назад. Но против феминисток олигарх, открыто бросавший вызов ЕС в целом, оказался бессилен.
А в прошлом году феминистки одержали, пожалуй, самую громкую свою победу на рекламном рынке Англии. В форменное бешенство их привел плакат компании, выпускающей спортивное питание. Худенькая девушка в бикини спрашивала зрителей: «А твое тело готово к пляжу?» Против этого несчастного постера проводили митинги и устраивали демонстрации в Гайд-парке. Он стал темой сетевых разборок и телевизионных ток-шоу. Петиция с требованием убрать плакат собрала 70 тысяч подписей, а ASA буквально завалили жалобами на рекламу, которая угнетает, стыдит и доводит до депрессии менее стройных женщин. Тогда регулятор не стал запрещать скандальный плакат.
Тогда кампанию феминисток внезапно поддержал только что избранный мэр Лондона Садик Хан (кстати, его родители – иммигранты из Пакистана). Градоначальник велел изъять рекламу «пляжного тела» из метро и категорически запретил размещать любые плакаты с «нездоровыми образами» в лондонском транспорте. Будучи видным левым политиком, Хан мотивировал эту цензуру по всем правилам политкорректности и напомнил публике о своих дочерях-подростках, которых такая реклама якобы может травмировать. Однако злые языки сразу заговорили о том, что мэру не нравятся обнаженные женщины на плакатах просто потому, что он – мусульманин. Обвинения мэра в том, что он насаждает в столице «стилистику шариата», не стихают до сих пор.
Между тем, запретить «сексистскую» рекламу предлагают и в другой столице Европы: инициаторами кампании против изображения полуобнаженных красоток в Берлине стали (что неудивительно) Левая партия и Зеленые.
Но вернемся в Англию. В ходе борьбы с «сексуальной рекламой» сложился интересный триумвират. Леволиберальные феминистки объединились с замшелыми мусульманскими консерваторами, а их союз благословил Гай Паркер, взявший под контроль всю рекламу страны. Теперь эта троица предлагает публике дикий микс из шариата и прав ЛГБТ. Критиковать их нововведения смерти подобно – симпатизирующая левым пресса моментально заклеймит такого еретика сексистом и включит в «стоп-листы». Поэтому новую инициативу ASA скрепя сердце приветствовали даже консервативные английские таблоиды.
Показательно, что под инициативу ASA подведены псевдонаучные обоснования. В своем докладе регулятор цитирует критиков общества, «навязывающего ребенку гендер с момента его рождения»: «В развивающихся странах первое, что говорят о новорожденном, – это называют его пол». Не менее занимательно исследование, проведенное группой феминисток специально для ASA. Активистки опросили безработных женщин и женщин на низкооплачиваемых должностях, и те подтвердили, что все их неудачи вызваны низкой самооценкой, а самооценку им снизила реклама с красивыми моделями.
Интересно, что большую часть подготовительной работы для ASA провела немецкая компания GfK. Сегодня это крупнейшая фирма, занимающаяся исследованиями рынков. А начиналась ее блестящая биография в 1934 году в нацистской Германии. Одним из ее основателей был Людвиг Эрхард – будущий канцлер ФРГ, исполнитель плана Маршалла и один из отцов немецкого «экономического чуда».
Уже в 1930-е «Общество по изучению потребительского спроса» – предшественник GfK — выполняло не только научные задачи. Оно пыталось сформировать идеального потребителя Третьего Рейха – сознательного, ответственного, патриотичного. В 1945 году эта попытка социальной инженерии бесславно закончилась. Но страсть к ней никуда не делась. Сегодня сотрудники GfK помогают вырастить гендерно-нейтральную особь из рядового британца.
Цель масштабного проекта «гендерной нейтрализации» рекламы не только в насаждении политкорректности. Заодно социальные инженеры пытаются смоделировать идеального современного гражданина – нежного, ранимого, обидчивого. Его может смертельно уязвить любой рекламный продукт – будь то женщина в купальнике или глупая шутка. И на все свои обиды он бежит жаловаться всесильному государству.
Излишне впечатлительную молодежь, озабоченную гендерным и расовым угнетением, сегодня называют «поколением снежинок». Создается впечатление, что рекламный регулятор собирается превратить в «снежинок» всех англичан от мала до велика.
Навязывая гражданам иллюзию собственной уязвимости и всесильного государства, которое может и должно защитить каждого от каждого, британские социальные инженеры прививают им «выученную беспомощность». С заботливо выращенными «снежинками» правительство сможет сделать все, что захочет. «Надзирать и наказывать» – британский рекламный регулятор в точности следует вековой мудрости буржуазного управления.